Кальвинский сбор. История в лицах | Узденский государственный сельскохозяйственный профессиональный лицей


Осуществляем набор в группы по переподготовке водителей механических транспортных средств категории «В» на право управления транспортными средствами категории «С» и водителей механических транспортных средств категории «С» на право управления составами транспортных средств категории «СЕ». Желающие дополнительно могут пройти подготовку на сертификат водителя-международника.

Справочная информация и запись по телефонам 80171860967, +375297004306 (МТС), +375295020275 (МТС).

Кальвинский сбор. История в лицах


Среди старых деревьев в наиболее приподнятой части усадьбы расположен храм – Кальвинский сбор, памятник архитектуры второй половины ХVI в., с которым связаны судьбы многих владельцев Кухтичского имения... Этот протестантский храм середины XVI века – свидетель реформаторского движения в крае, древнейшее сооружение тех времен на Узденщине.

Во второй половине XVI века имение принадлежало Матею Ковечинскому, который в 1560 – 1570-е годы возвел здесь Кальвинский сбор.

Скромный, но архитектурно выразительный и величественный Кальвинский сбор символизировал силу протестантизма. Демократические элементы этой религии стимулировали развитие национальной культуры, образования, книгопечатания на белорусском языке. Кальвинизм нашел немало сторонников, среди которых был род Ковечинских, первоначальных владельцев Кухтич.

Матей Ковечинский, несвижский староста, образованнейший человек своего времени, окончил Виттенбергский университет в Германии, хорошо владел несколькими языками, вел просветительскую деятельность на Беларуси.

Матей Ковечинский вошёл в историю как один из первых книгоиздателей в Беларуси. Известно, что в 1562 году он основал в Несвиже типографию. Предполагают, что он приобрел в Вильне печатный шрифт первопечатника Франциска Скорины для типографии известного мецената Николая Радзивилла Черного, в замке которого в Несвиже занимал должность управляющего. В несвижской типографии Сымон Будный издал свой знаменитый «Катехизис». Для издания книги нужна была бумага. Уже через год после выхода первой книги Матей Ковечинский начал ее производство в своем имении в Кухтичах. За несколько лет с Сымоном Будным он издал более десяти книг. Накануне 1571 года Матей Ковечинский и Сымон Будный начали работу по переводу с латинского на белорусский язык Библии для дальнейшего ее издания. Однако это не удалось сделать, так как после смерти их влиятельного покровителя начались гонения на кальвинистов по всей территории страны. Типография была перенесена из Несвижа в Узду. Сымон Будный переехал в имение Кухтичи, где вместе с Матеем Ковечинским закончил издание своего труда. Эта книга вышла в свет в 1572 году. Не исключено, что Библию могли допечатать в Кухтичах, так как Узда и Кухтичи упоминаются в XVI веке вместе. По этой причине в некоторой литературе (особенно западной) «Библию» принято называть несвижско-узденской или несвижско-кухтичской, что более соответствует исторической истине. Это подтверждает памятный знак, установленный на въезде в поселок Первомайск.

Однако перешедший в католичество следующий владелец имения Криштоф Ковечинский в XVII веке переоборудовал Кальвинский сбор в католический костел. В конце XVIII века храм был преобразован в семейную каплицу-захоронение итальянским архитектором Карлом Спампани. В результате памятник архитектуры ренессанса приобрел черты классицизма.

Это компактное 12-гранное здание под покатой шатровой крышей. Главный фасад украшен цилиндрическими шатровыми башнями. Витые лестницы башен вели на ярусы надстроенной на входом звонницы (не сохранилась). В декоре использованы лепные гирлянды, узкие щели-бойницы, геральдика, сложные пилястры, арочные окна. Толщина стен – 1,5 метра.

Внутри зал-ротонда перекрыт плоским потолком (первоначально – сферическим куполом). Хоры открыты в зал большой аркой. В стенах – ниши для скульптур. Под алтарем – склеп для захоронений.

Дальнейшая история Кальвинского сбора теснейшим образом связана с именем последней владелицы Кухтичского имения Магдалены Завиша-Радзивилл и ее мужа Николая Вацлава Радзивилла.

Магдалена Завиша-Радзивилл (1861 - 1945 гг.) – наследница Кухтичей по линии Завишей и последняя владелица имения. В Кухтичах прошла значительная часть ее детства. Очевидно, не без влияния отца, Яна Казимира Завиши, зародилась ее любовь к Беларуси и белорусскому народу, которая позже привела ее к пониманию своей национальной принадлежности.

Ян Казимир был известным белорусским ученым и заслуженно считается одним из родоначальников белорусской археологии. Он создал первую карту памятников археологии каменного века в Западном крае Российской империи, проводил раскопки, исследовал городища, курганы, стоянки. В честь его заслуг жители Узды установили ему памятник. К сожалению, в советское время он был уничтожен.

Вглядимся в дивный портрет Магдалены. Светлым очарованием веет от него. В лице – все гармонично, за утонченностью линий рук угадываются чрезвычайно исключительные манеры, светский такт, элегантная фигура.

Знатность и богатство определи то отличное домашнее воспитание, которое получила Магдалена. Домашние учителя, французские и английские гувернантки привили любовь Магдалене любовь к европейской цивилизации и литературе, воспитали утонченность поведения, которую она сохранила до конца жизни. В тоже время воспитание было очень религиозным, высоко духовным, что определило большую набожность Магдалены, приверженность церковной жизни.

Духовность отца, его любовь к родной земле, интерес к ее истории, культуре, передались дочерям. Дочери Мария Ева и Мария Магдалена дома и с местным населением, как и отец, разговаривали на белорусском языке. Привязанность к земле дедов и отцов сильнее проявлялась с возрастом. В 1912 году в газете «Минское русское слово» графиня Мария Магдалена Радзивилл подчеркнула: «Считаю себя белорусской, происхождения литовского».

В 1882 году Магдалена вышла замуж за графа Красинского. У них подрастала дочь Людвика. Но после 14 лет совместной жизни граф умирает. В 34 года Магдалена – вдова, одна из самых богатых наследниц. Она обращается к активной филантропической деятельности, стремится делать добро детям и сиротам, тратит много средств, чтобы улучшить их печальную судьбу.

Магдалена открывает детские приюты, поддерживает материально строительство госпиталя в Минске, костела в Варшаве.

Время неумолимо летит. Магдалене уже 45 лет. В ее жизнь входит князь Николай Радзивилл, наследник великого рода. Говорили, что он принадлежал к числу отважных и талантливых людей, искателей приключений и опасностей. Он был активным участником всех войн на протяжении своей жизни. Судьба берегла его. Минуя все беды и препятствия, он возвращался с одной войны, чтобы тут же собираться на другую. За проявленную необыкновенную смелость Николай Радзивилл был удостоен высоких наград.

В марте 1906 года Магдалена и Николай поженились. Они поселились в старом отцовском доме Магдалены в Кухтичах, где жили скромно и тихо.

Как настоящий аристократ, Николай Радзивилл любил простоту, натуральность. Одевался просто, скорее по-мужицки. Тут же, в Кухтичах, он увлекся собиранием фольклора: записывает народные песни, обычаи, старинные легенды, обряды. Свои записи отправляет в Петербург, в Географическое общество. Из-за предпочтения польскому и русскому в пользу белорусского, в том числе и в языке общения, Магдалену и Николая перестали приглашать в общество. Но они не изменили своим принципам.

Супруги открывают и финансируют белорусские школы (в Кухтичах, Узде, Каменке), организуют товарищества трезвости. Магдалена оказывает финансовую помощь студентам Виленского университета, белорусским католикам, частично финансирует Друйский монастырь отцов марианов, строительство интерната семинаристов в Вильно, греко-католического коллегиума в Риме; строит костел для литовских католиков в Лондоне, церковь на кладбище в Кухтичах (снесена из-за ветхости в 2010 г.). Магдалена поддерживала первые белорусские издания. Опекала издательство «Загляне сонца і ў наша аконца» в Петербурге, газету «Наша Нiва» в Вильно, журнал «Беларусь» (выходил на латинице). На ее средства были изданы первые книги классиков белорусской литературы (поэтический сборник стихов «Вянок» Максима Богдановича, «Курганная кветка» Констанции Буйло, «Родныя з’явы Якуба Коласа и др.).

Тем временем в жизненном калейдоскопе снова мелькнула война. 1914 год. Николай Радзивилл в чине поручика Российской армии покидает Беларусь, чтобы уже никогда не вернуться. 30 ноября 1914 года он погиб в Восточной Пруссии.

Последнее крупное событие в истории Кальвинского сбора – отпевание и захоронение в склепе храма Николая Радзивилла. Везли князя со станции Негорелое, церемония была очень торжественная.

Сразу же после Октябрьской революции 1917 года Кальвинский сбор был закрыт, и в таком виде он простоял до 1938 года. На базе имения был создан совхоз «Кухтичи», а в 1938 году – организована МТС «Пограничник». Тогда для нужд МТС была необходима электроэнергия, и в помещении каплицы была оборудована подстанция: поставлен малый двигатель, работавший на мазуте.

По словам жителей поселка Первомайск С.И. Бурло, М.А. Барейши и К.И. Короля, при оборудовании помещения для подстанции был найден гроб с телом князя Николая Радзивилла. Гроб был разграблен при вскрытии, но, видно, его уже ограбили раньше (ходили слухи, что в нем была золотая сабля). Останки князя были оставлены в храме и зацементированы.

В 1958 году МТС «Пограничник» была ликвидирована, и с того времени здесь разместилось Узденское ПТУ механизации сельского хозяйства, ныне – учреждение образования «Узденский государственный сельскохозяйственный профессиональный лицей».

В конце 1990-х годов был выполнен ремонт крыши каплицы, но сама она по сей день никак не используется, и реставрация ее, к сожалению, пока не произведена.

Благодаря усилиям центра гуманитарных инициатив во главе с И.А. Барченко этот памятник в конце 2001 года включен в международный каталог «100, наиболее имеющих необходимость в поддержке, архитектурных памятников мира».

Насколько видно по зданию сбора, спасение отчасти пришло к нему в виде законсервированной крыши, перекрывшей все объемы и спрятавшей стены от осадков.

В июле 2017-го, подчеркивая символическое значение и важность Кальвинского сбора для Беларуси, в нем на время разместили прах Марии Магдалены Радзивилл. По завещанию останки умершей во Фрибурге (Швейцария) аристократки, меценатки и активистки белорусского Возрождения начала XX века захоронены в костеле св. Роха в Минске.